Министерство культуры РФ спонсирует украинских военных в Донбассе из средств госбюджета? Начало и окончание этой истории

ДОПОЛНЕНО 15.09.2015 г.: Прежде, чем вы приступите к чтению этого большого материала, рекомендую ознакомиться с ответами на вопросы, которые в нем были поставлены: «28 панфиловцев, Минкультуры и Украина: как на самом деле обстоят дела?»

Там же есть и краткое описание ситуации. А прежняя версия, опубликованная ранее, находится ниже и вполне может быть использована, на мой взгляд, в методических целях.

Евгений Ющук

ПЕРВОНАЧАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ МАТЕРИАЛА:

Покажу вывод, который я сделал из собранного в открытых источниках материала, потом, покажу фактуру, на которой это мое суждение основано. Расскажу, что послужило причиной моих поисков. А потом расскажу, кто во всем этом, на мой взгляд, может быть виноват, и что, по моему мнению, надо сделать, чтобы устранить возникшую опасность для памяти о Великой Отечественной войне.

Краткое содержание этого очень большого материала
(данный анонс-предисловие написал Роман Мылицын)

Минкультуры России выдало грант на создание фильма «28 панфиловцев». 30 миллионов рублей. Этот грант осваивают режиссер Андрей Шальопа и продюсер Антон Юдинцев (директор компании «Гайдзин», которая делает компьютерные игры).
Шальопа рассказал в СМИ, что эти деньги осваиваются чуть ли не бесконтрольно.
При этом кино про панфиловцев является, по сути, расширенным продолжением патриотического ролика, якобы сделанного «Гайдзинами», и удостоившегося похвалы Дмитрия Рогозина.
Блогер Бельтюков еще в октябре прошлого года раскопал, что тот ролик сделали не столько сами «Гайдзины», сколько украинская компания Postmodern.
Сейчас – почти год спустя – юристы «Гайдзинов» стали пытаться, по формальному поводу, по сути, заткнуть Бельтюкову рот, добиваясь, чтобы он убрал свой материал и заплатил 500 тыс. рублей. Это их, пожалуй, что обычная уже тактика — они приблизительно так же с другим блогером недавно пытались поступить, но «отскочили», когда поднялся скандал.
Одновременно «Гайдзины» пытаются убрать из СМИ упоминания вопросов, поставленных Бельтюковым, об обстоятельствах создания того ролика (видимо, чтобы осталась только их версия событий).
Профессор УрГЭУ Евгений Ющук — специалист по конкурентной разведке. Он стал смотреть, что же могут пытаться скрыть от общественности Гайдзины, раз они через 9 месяцев после выхода материалов Бельтюкова вдруг развили такую бурную деятельность.
И оказалось, что патриотический ролик делали, фактически, «украинские патриоты» (и уж точно не друзья России), желающие победы украинской армии в АТО.
Ющук это все показал в материале.
Показал он и то, что в играх у «Гайдзинов» есть признаки возможной пропаганды нацистских преступников, русофобия и активная антипутинская пропаганда.
Да к тому же оказалось, что эти украинские специалисты, сделавшие патриотический ролик, — из той же группы компаний, которая сделала по заказу Минобороны Украины кино, героизирующее украинских «киборгов», убивавших ополченцев в аэропорту Донецка.
Да еще и все украинские граждане (а значит и сотрудники контрагента «Гайдзинов») с зарплат должны платить военный сбор, который идет на поддержку украинской армии, воюющей в Донбассе с мирным населением.
Это все тоже показано в материале Ющука с доказательствами.
Возникает закономерный вопрос, будут ли привлечены украинские специалисты к созданию фильма «28 панфиловцев», и не пойдут ли при таких раскладах, фактически на геноцид населения Донбасса бюджетные деньги, выделенные на этот фильм из Минкультуры? Т.е., не окажется ли, что кино про подвиг панфиловцев, в силу ряда событий и поступков его создателей, окажется замешано на крови мирных жителей Донбасса?
Роман Мылицын (Екатеринбург)

 

Далее — снова мой текст .

 

Мой личный вывод из найденной фактуры

Первоначально я сделал, в рамках имевшейся на тот момент фактуры вот такой вывод из всего массива материалов (ниже он существенно дополнен): «Похоже, что неразборчивость (а может быть, и нечистоплотность) является отличительной чертой компании «Гайдзин», которую возглавляет господин Антон Юдинцев. И в определенной ситуации эта неразборчивость, на мой взгляд, переходит все границы, в конечном счете, де-факто приводя, к сотрудничеству с националистически и антироссийски настроенными подрядчиками из Украины.

И, в результате этого, вольно или невольно, но, судя по всему, происходит участие компании и/или ее руководства в опосредованном финансировании геноцида населения Донбасса – причем этот побочный эффект сотрудничества заранее известен, т.к. он предопределен налоговым законодательством Украины, о чем прекрасно известно из открытых источников как российских, так и украинских.

Более того, эта ситуация, вскрытая на примере создания ролика «WarThunder. Победа за нами», может вылиться (если уже не вылилась) в фактическое направление на финансирование геноцида населения Донбасса еще и части бюджетных средств, выделенных Министерством культуры Российской Федерации (напомню, что Минкультуры выделило на создание патриотического фильма «28 панфиловцев» грант в сумме 30 миллионов рублей).

При этом, де-юре, наверное, действия компании и ее руководства законны. Только вот достаточно ли руководствоваться одним лишь законом в таких деликатных и, в общем-то, неюридических материях, как патриотизм или русофобия? Можно ли считать нормальной (не с юридической, а с моральной точки зрения) ситуацию, когда деньги, заплаченные за создание патриотического фильма, даже при неукоснительном следовании закону, вероятно, оказываются на счетах украинской армии, воюющей в Донбассе против мирного населения и пророссийски настроенных ополченцев?

Или нам предлагают считать, что 4-месячная работа по созданию на Украине фильма «WarThunder. Победа за нами», потребовавшая, как рассказали сами украинские киношники, колоссального напряжения сил многих людей, делалась бесплатно? Во-первых, вряд ли такое вообще возможно, а, во-вторых, там и чисто моральных факторов столько есть, что к российской компании «Гайдзин» и ее руководству даже на основании их одних возникает множество очень тяжелых вопросов.

Как я и обещал – покажу, какие сведения, найденные мною, я интерпретировал в эти выводы, и почему.

Однако, понимая, что мои опасения и выводы основаны лишь на той части фактов и мнений, которые были мне публично доступны при подготовке материала, а значит, могут быть не во всем верными, я обратился за комментариями к компании «Гайдзин».

Компания со многими моими выводами не согласилась и дала развернутые комментарии, которые, не противореча найденным мною фактам, дополняют их в плане выводов и иначе расставляют некоторые акценты.

Мнение и аргументы компании «Гайдзин» я опубликовал в «Интермониторе» — в материале «28 панфиловцев, Минкультуры и Украина: как на самом деле обстоят дела?»


Фактура, которую я нашел об украинском контрагенте компании «Гайдзин», делавшем патриотический пророссийский ролик о Великой Отечественной войне

1. Компания POSTMODERN, которая сделала патриотический (и одновременно рекламный) ролик «WarThunder. Победа за нами» по заказу российской компании «Гайдзин» и/или ее руководства, согласно данным украинских СМИ, входит в состав украинской группы Film.ua.

При этом Film.ua, по заказу Минобороны Украины, выпустила фильм о героической защите украинскими военнослужащими — так называемыми «Киборгами», Донецкого аэропорта.

Гайдзины и их украинские партнеры - 1

 

2. Украинское законодательство требует, чтобы с дохода, полученного гражданами Украины, был уплачен так называемый «Военный налог» («Налог на войну»).

Гайдзины и их украинские партнеры - 2

Проверяя эту информацию украинского СМИ, я зашел на сайт Верховной Рады Украины. Там нашел ссылку на другое издание, которая, по сути, рекомендована Радой к прочтению по теме «военного налога» (он же – «военный сбор», он же «налог на войну», как его массово называют украинские средства массовой информации):

Гайдзины и их украинские партнеры - 3

А вот непосредственно этот материал, рекомендованный к прочтению на сайте Рады:

Гайдзины и их украинские партнеры - 4

«Военный налог» должен был действовать до 1 января 2015 года, однако в 2 января 2015 года он был продлен верховной Радой Украины «до завершения военной реформы» — т.е., по сути, на неопределенный срок. А это значит, что он действует и сейчас.

Вот как об этом написало российское СМИ «Russia Today»:

Гайдзины и их украинские партнеры - 5

То же самое сообщал из Киева и ТАСС:

Гайдзины и их украинские партнеры - 6

Считаю нужным напомнить, что учредителем Федерального Государственного Унитарного Предприятия «Информационное Телеграфное Агентство России (Итар-тасс)» является правительство Российской Федерации.
Да и «Россия сегодня» — это Федеральное Государственное Унитарное Предприятие «Международное Информационное Агентство «Россия Сегодня», учрежденное Федеральным Агентством по Печати и Массовым Коммуникациям.

Так что, источники это настолько официальные, что куда уж официальнее.

Таким образом, согласно украинским источникам, рекомендованным Верховной Радой на ее официальном сайте, а также, согласно информации ведущих государственных российских СМИ, получается, что заказ ролика на Украине, как и любые другие оплаченные отношения с украинским подрядчиком POSTMODERN, в которые вовлечены сотрудники, получающие зарплату на Украине, неизбежно будет поддерживать АТО – а значит, по сути, способствовать геноциду населения Донбасса.


Уже двух этих пунктов достаточно, на мой взгляд, чтобы сделать выводы, которые я привел выше. Но я копнул еще немного глубже и шире.

Я решил посмотреть, на каких идеологических позициях стоят сотрудники компании POSTMODERN, для которой “Гайдзин» выступил в роли заказчика рекламно-патриотического фильма «WarThunder. Победа за нами».

Итак:

1. Руководителем (CEO) компании POSTMODERN является Юрий Прилипко, одновременно работающий, по информации, которая им самим размещена, продюсером в Film.ua.

Он также сообщил, что работает в компании Digital Cinema Ukraine.

Источники этой информации, приведенные на скриншоте: Страница Юрия Прилипко в Линкедин, статья в украинском издании «Телекритика», статья в украинском издании «Гордон»:

Гайдзины и их украинские партнеры - 7

В Фейсбуке Юрий Прилипко поставил, в качестве своего аватара, изображение государственного флага Украины, установленного на Красной площади в Москве. В Фейсбуке у этого Юрия Прилипко – реклама проектов группы Film.ua и мероприятий, которые эта компания проводит, так что это, на мой взгляд, именно он и есть. Впрочем, можете оценить сами по ссылкам.

Источник информации на скриншоте: страница Юрия Прилипко в Фейсбуке:

Гайдзины и их украинские партнеры - 8

а также:

Гайдзины и их украинские партнеры - 9

Его позиция по Крыму также предельно прозрачна (это история его аватаров в Фейсбуке, в т.ч. содержащая и реальное фото – совпадающее с таковым на ресурсах, где интересующий нас Прилипко достоверно установлен):

Гайдзины и их украинские партнеры - 10

Чтобы получить наиболее полную привязку страницы в Линкедине к странице в Фейсбуке, я провел дополнительное исследование.

Человек, изображенный на фото на странице Юрия Прилипко, достоверно установлен на странице сайта «Международная конференция кинобизнеса» как тот самый Юрий Прилипко, который работал в Digital Cinema Ukraine (как и указано в Линкедин):

Гайдзины и их украинские партнеры - 11

Есть он и ВКонтакте, с тем же фото, что и в Фейсбуке, и с указанием места работы — Postmodern:

Гайдзины и их украинские партнеры - 12

И, наконец, в Фейсбуке он сам указал на сайт Digitalcinema Ukraine, как на место своей работы:

Гайдзины и их украинские партнеры - 13

Так что, полагаю, можно считать в достаточной степени установленным, что Прилипко в Линкедине и Прилипко в Фейсбуке – один и тот же человек.

А вот еще некоторые посты со страницы Юрия Прилипко – в подтверждение его политической позиции:

Гайдзины и их украинские партнеры - 14

 

2. А это – один из непосредственных создателей ролика на Украине – Егор Борщевский (в ролике о том, как снимали «Победа за нами», который рекламировала компания «Гайдзин», он есть на отметке времени 6.22).

Как видите, Егор недоволен тем, что с его зарплаты идут отчисления на АТО, при этом он желает АТО блага, и предлагает источниками финансирования сделать олигархов – в т.ч., потратив их деньги на покупку танков в Харькове:

Гайдзины и их украинские партнеры - 15

Чтобы было понятнее реальное отношение компании «Гайдзин» (пока не факт, что лично ее руководителя Антона Юдинцева, но его ответственных сотрудников – уже точно), а также для того, чтобы было понятнее, какова роль украинской компании в создании фильма, приведу пару цитат из видеоролика о создании кино «Победа за нами»:

«Мы предъявляли очень высокие требования для нашего партнера, которого мы искали для съемок этого ролика. Таким партнером для нас стала компания «Постмодерн». Люди, которые работают там, полностью разделяют наше отношение, наши взгляды на эти события», – цитата продюсера от Гайдзинов (отметка времени 2.30 в ролике)».

«Под Киевом были построены декорации. Ролик делался 15 недель украинской компанией Postmodern».

Отмечу, что в конце ролика украинская компания говорит о планах на дальнейшее сотрудничество с «Гайдзином». Судя по тому, что этот ролик активно рекламируется сотрудниками «Гайдзин», мнение о желательности будущего сотрудничества с украинской компанией является обоюдным. Это важный момент, поэтому пока просто запомним его, а потом к нему еще вернемся.

3. Итак, выше были сведения, которые я нашел о структуре, в которую входит подрядчик «Гайдзинов» POSTMODERN, а также об отношении руководства компании-подрядчика к России и военному конфликту в Донбассе.

Там же была информация о том, что сотрудники компании-подрядчика, как и прочие граждане Украины, отчисляют так называемый «налог на войну», идущий, согласно украинскому законодательству, на финансирование военной операции Украины в Донбассе.

На этом фоне меня совершенно не удивляет позиция прочих сотрудников POSTMODERN, которой заказали работу над патриотическим роликом «Гайдзины».

Узнавал я о позиции этих людей следующим образом: нашел фотографию с неформальной тусовки сотрудников компании POSTMODERN, и посмотрел их странички. Благо, люди, изображенные на фотографии (как и сама компания), указаны гиперссылками, как принято в Фейсбуке.

И вот что я увидел.

Вот та самая фотография, которую я взял в работу (в комментарии к ней сказано, что это ежегодная традиция, так что на фото – именно единомышленники). Люди, изображенные на этом фото, себя называют, «гвардией POSTMODERN’а»:

Гайдзины и их украинские партнеры - 16

Я покажу скриншоты с некоторых страниц этих «гвардейцев», найденных по ссылкам с фотографии, и прокомментирую, как я трактую увиденное:

- Надо привлечь к ответственности бойцов ополчения ДНР:

Гайдзины и их украинские партнеры - 17

 

- Представления о красоте на празднике и проводы брата в украинскую армию:

Гайдзины и их украинские партнеры - 18

 

- Цветовая гамма на рукавах поразительно напоминает красно-черный флаг Правого Сектора (запрещенного в России по решению Верховного суда) и сине-желтый государственный флаг Украины:

Гайдзины и их украинские партнеры - 19

 

Правда, эта «гвардейка», хоть и входит в близкий круг действующих сотрудников POSTMODERN, но с работы в компании ушла. Однако далее я покажу и тех, кто на этой фотографии есть и из действующих сотрудников. Вы увидите, что они вполне соответствуют своему начальству и своей подруге.

Вот одна из любимых фотографий участника фотосессии – попавшая в фотоальбом господина с фото. Как видите, она содержит популярную у украинских граждан, негативно настроенных к России, аббревиатуру:

Гайдзины и их украинские партнеры - 20

 

- А вот фотография из альбома другой госпожи с корпоративной тусовки:

Гайдзины и их украинские партнеры - 21

 

Отдельно обратил внимание на участника фотосессии «Гвардии POSTMODERN», который написал, что он в POSTMODERN’е — главный по звуку:

Макс Пономарчук - Postmodern

 

- Вот пост этого участника неформальной корпоративной фотосессии:

Гайдзины и их украинские партнеры - 22

 

- И еще (я показал, что комментарий нравится автору поста, при этом часть ругательного по отношении к России, текста оказалась закрытой, но он все равно вполне узнаваем):

Гайдзины и их украинские партнеры - 23

 

- И героическая борьба украинских военных в АТО против «путинских чеченцев»:

Гайдзины и их украинские партнеры - 24

 

- И цитирование-одобрение постов «Евромайдана»:

Гайдзины и их украинские партнеры - 25

 

- А вот это ёрничание, я думаю, особенно должно понравиться Министерству Культуры РФ (кто там «сказочные долбо…» тоже закрыто важной отметкой «нравится» от автора поста, но тоже вполне узнаваемо):

Гайдзины и их украинские партнеры - 26

 

- «Узники Болотной» – хорошие люди:

Гайдзины и их украинские партнеры - 27

 

- Патриоты России названы нецензурными словами, а кто назван хорошим – сами посмотрите:

Гайдзины и их украинские партнеры - 28

 

- А российское кино-то, оказывается, надо запретить! Так считают в «Постмодерне»! Что совершенно не помешало этой украинской компании поучаствовать в создании российского кино «Победа за нами»:

Гайдзины и их украинские партнеры - 29

 

- А вот, невозможность военной победы Украины над Россией, оказывается, вызывает у участников фотосессии уныние. Видите грустные смайлики?

Гайдзины и их украинские партнеры - 30

Далее я рыть не стал, потому что, на мой взгляд, картина уже абсолютно понятная – как говорится, снизу доверху.

 

А что же творится непосредственно в играх компании «Гайдзин»?

Полагаю, что предположения блогера Бельтюкова о, мягко говоря, не совсем искреннем патриотизме ряда сотрудников «Гайдзин», даже неприменительно к кому-то конкретному, не лишены оснований.

Вот, например, некоторые ники, которыми пользуются участники игры «Modern Conflict 2», производимой все теми же «Гайдзинами». Скриншоты выполнены изнутри игры.

Эти ники предлагаются участникам игры в друзья, т.е., по сути, активно «мозолят глаза». Многие – месяцами, как рассказывают те игроки, которых я опросил, и которые предоставили мне вот эти скриншоты по моей просьбе – для данного материала.

Вот это – не пропаганда Рейхсфюрера СС Гиммлера, и, соответственно, не пропаганда нацистских преступников? В чем принципиальная разница между прогремевшими на всю страну изъятиями с витрины фигурок нацистов в Детском мире, и вот этим предложением «СС Гиммлера» «в друзья» в игре, выпущенной фирмой господина Юдинцева?

Гайдзины и их украинские партнеры - 31

А это – не разжигание межнациональной розни?

Гайдзины и их украинские партнеры - 32

А как соотносится с патриотизмом вот это?
Гайдзины и их украинские партнеры - 33

Не секрет, что подобные вещи оказывают влияние на игроков – недаром же в методичках по цветным революциям, насколько я помню, были предложения ставить названиями wi-fi пропагандистские фразы.
Кстати, и белоленточная оппозиция в Екатеринбурге, насколько я помню, делала названием сети wi-fi нечто, очень похожее на эти ники.

Контроль за этой ситуацией, на мой взгляд — прямая зона ответственности разработчиков игры.

 

Почему я провел исследование, которое вместе с выводом показал в этом материале

Преамбула

В октябре 2014 года компания Гайдзин сделала видеоролик «WarThunder. Победа за нами». Ролик оказался очень зрелищным, и его публично похвалил в своем твиттере вице-премьер России Дмитрий Рогозин, отвечающий за возрождение оборонной промышленности России, и известный своей патриотической позицией.

Блогер Леонид Бельтюков из Южно-Сахалинска, как и Рогозин, счел тему очень значимой для России и решил посмотреть, на каких позициях стоят создатели этого ролика и вообще компания «Гайдзин».

«Пробивая» ники, связанные с достоверно установленными разработчиками игр компании «Гайдзин», Бельтюков обнаружил сайт, доменное имя которого совпадало с уникальным ником одного из разработчиков игр этой компании.
На этом сайте содержалась информация, способная, окажись она доказательно связанной с компанией, поставить под сомнение искренность компании в ее патриотическом порыве, но главное – в любом случае, ставившая важные вопросы по некоторым, якобы имевшим место, поступкам компании и ее руководителей в прошлом.

Бельтюков высказал предположение, что тот сотрудник компании, ник которого совпадает с ником в доменном имени, мог быть создателем этого сайта – так сказать, «для души», потому что, как говорил Бельтюков, этот сайт был закрыт для индексации поисковиками, хотя и доступен для просмотра.

Однако Бельтюков так и не смог найти достаточных сведений, чтобы эта его гипотеза могла считаться доказанной. Причем Бельтюков сам обозначал это, поэтому в качестве альтернативных гипотез появления сомнительного сайта, блогер не исключал, например, происки конкурентов компании «Гайдзин», или неудачную шалость кого-то из сотрудников самой компании (но не того человека, который ему казался наиболее подходящим кандидатом в авторы блога).

Думаю, вряд ли кто-то станет спорить с тем, что любой человек, не находившийся в момент создания скандального сайта на необитаемом острове, или в состоянии комы, и не являющийся неграмотным, теоретически может быть создателем какого угодно сайта. Это вопрос вероятности.
Разумеется, при этом утверждать что-либо можно, лишь проанализировав доступные факты, и сопоставив их между собой – причем и это не всегда помогает установить создателя сайта достоверно. Такой анализ и сопоставление, в общем, и попытался сделать Бельтюков.

На мой личный взгляд, наиболее странным в истории со странным сайтом было то, что его зарегистрировали за несколько месяцев до похвалы со стороны вице-премьера Рогозина, которую вряд ли можно было предсказать заранее, и которая как раз послужила толчком для обнаружения сайта и последующего скандала.

Ну вот, не могу я поверить, исходя из своего жизненного опыта, что кто-то в состоянии за два месяца заранее прогнозировать похвалу вице-премьера в твиттере. А те, кто способен не спрогнозировать, а организовать подобную похвалу, на мой взгляд, вряд ли станет мастерить анонимные блоги в Интернете. Так что, это действительно очень странный момент, причем он не из серии домыслов, а подтверждается данными «whois».

Так или иначе, но авторство того сайта не установлено до сих пор. К тому же, после скандала сам сайт из Интернета исчез.

История с информацией на скандальном сайте стала громкой, благодаря публикации топового блогера teh_nomad, который обратил внимание на изыскания Бельтюкова и дал собственную оценку ситуации, аргументируя свои выводы.

Оценка teh_nomad’ом ситуации попала в ТОП-50 Рунета, где и находится по сей день.

С октября 2014 года по июль 2015 года не происходило никаких телодвижений по этому поводу, и история забылась.

 

Атака Гайдзин на блогеров

В июне-июле 2015 года я обнаружил, как я считаю, атаку компании «Гайдзин» на блогеров – как явную, так и, на мой взгляд, проводимую «под прикрытием».

Мною зафиксированы, как минимум, две атаки, имеющие общие черты: в обоих случаях атакованы частные лица, в обоих случаях представители компании использовали, как я вижу, формальные поводы для того, чтобы «прицепиться» к блогеру, в обоих случаях выдвигаются финансовые требования, порядка 500-600 тыс. рублей, что заведомо очень много для физического лица.

«Явной» атакой я считаю инцидент с блогером Кириллом Федоровым, широко освещенный в СМИ. Блогер, как я понял из прессы, публикует видеозаписи изнутри игр.

Как следует из публикаций, «Гайдзины» подловили Федорова на неточности в формулировке, после чего закрыли его страницу на YouTube, а затем фактически попытались получить от него подписку о неразглашении, и при этом навязать ему кабальные условия, которые, как я считаю, не сильно отличаются от рабства.

Вот скриншоты из материалов издания «Канобу» по этому инциденту:

Гайдзины и их украинские партнеры - 34

Причем обязательства, которые пытались наложить на блогера Федорова, «Гайдзин» намеревался сделать по законам… Кипра. В свете деофшоризации такая позиция российской компании вызывает новые вопросы.

Гайдзины и их украинские партнеры - 35

Гайдзины и их украинские партнеры - 36

И все это происходило, несмотря на то, что работа блогера Федорова, по сути, помогала компании стать более известной – т.к. он выкладывал видео из игр компании.

Подробности этого инцидента, вызвавшего резкое возмущение общественности, несмотря на формальную правоту юристов «Гайдзина», достаточно полно изложены в материале «Борьба за YouTube-канал alconafter. Расследование «Канобу».

 

Примерно в то же время был атакован блогер Бельтюков – как я считаю, это была атака «под прикрытием». Его атаковали, формально, от имени того самого сотрудника компании Гайдзин, ник которого совпадал с доменным именем сайта с неустановленным авторством. Причем почти через 9 месяцев после публикации блогера.

Я говорю «формально» — потому, что мои источники, близкие к юридическому департаменту Гайдзинов и знающие ситуацию там, сообщили, что, по их наблюдениям, не сотрудник с тем самым ником, а юристы Гайдзина стали инициаторами атаки на блогера Бельтюкова.

Причем, что важно, целью их являлось удаление из Интернета публикаций Бельтюкова целиком, а не только упоминаний о конкретном сотруднике как об одном из потенциально возможных, по мнению блогера, кандидатов на авторство скандального блога (сам сотрудник авторство отрицает).

По мнению моих источников, причина активизации юристов компании в том, что «Гайдзинам» надо отсечь некий «шлейф», который тянется от публикации Бельтюкова, поэтому юристы и не скрывают, что нашли формальный повод для своих претензий (Бельтюков, который в целом четко сказал, что высказывает гипотезы и предположения, кое-где допустил фразы, которые можно трактовать и как утверждения, а кое-где был резок в формулировках).

Одновременно с претензиями к блогеру Леониду Бельтюкову, кстати, юристы компании Гайдзин высказывали недовольство тем СМИ, которые при освещении конфликта показали не только точку зрения сотрудника компании, но и точку зрения блогера teh_nomad.
Т.е., еще раз: даже добросовестное освещение точек зрения и аргументации ВСЕХ участников конфликта очень не понравилось юристам Гайдзина.

Более того, Бельтюков еще 9 месяцев назад сказал, что его цель – разобраться в ситуации, а не очернить «Гайдзин» или сотрудников этой компании. Бельтюков неоднократно публично предлагал свою помощь в том, чтобы выяснить реальное положение вещей, он был готов вместе с «Гайдзинами» открыто и гласно показать правду и говорил, что будет только приветствовать (и публично показывать), если окажется, что компания «Гайдзин» и ее сотрудники — искренние патриоты России.
Но его помощь была отвергнута, а юристы Гайдзина упорно настаивали на деньгах, и самое главное – прямо дали понять, что ни в чем разбираться не хотят, а хотят убрать из Интернета находки Бельтюкова целиком, для чего нашли именно формальный повод.

 

«За этим явно что-то кроется», — подумал я. И стал пытаться понять, что же это может быть.

Разведпризнак

Классика разведки – фиксировать изменения. Именно резкое изменение ситуации является важным «разведпризнаком» – т.е. маркером, который заставляет начать разбираться в ситуации по существу.

Поэтому, когда через 9 месяцев после конфликта юристы компании, пусть и прикрываясь интересами одного из ее сотрудников, вдруг начинают требовать не прояснения ситуации, а изъятия из Интернета материалов об этом инциденте, да еще и явно пытаются заставить блогера понести серьезные финансовые затраты – надо смотреть, что же изменилось у компании или ее сотрудников за этот период.

И особенно важно в таком случае смотреть — нет ли в публикации блогера, пусть и вторым планом, чего-то такого, что компании может мешать.

И, на мой взгляд, такое изменение есть. Это грант Министерства Культуры РФ в сумме 30 миллионов рублей, выделенный, согласно публикациям в СМИ, на создание фильма «28 панфиловцев».

Дело в том, что Антон Юдинцев, как пишет «Российская газета», является сопродюсером этого кино с 30-миллионным бюджетным грантом, и именно в этом качестве дает интервью вместе с режиссером картины.

А издание «Газета.ру» цитирует слова режиссера фильма «28 панфиловцев», которые, по моему мнению, можно трактовать как отсутствие контроля за тем, кто и каким образом принимает участие в освоении 30 миллионов государственных рублей, выделенных на создание фильма:

Гайдзины и их украинские партнеры - 37
Блогер Бельтюков в своем интервью сказал, что главной проблемой он считает заказ ролика «Победа за нами», ставшего своего рода прообразом фильма «28 панфиловцев», именно на Украине.
У блогера это чувство тревоги было на уровне ощущений, интуиции.

То, что я нашел и показал, на мой взгляд, позволяет считать, что интуиция Бельтюкова не подвела.

А значит, если не дать четкую и однозначную оценку выбору подрядчика при создании ролика «Победа за нами», то вполне может сложиться ситуация, когда часть гранта российского министерства уйдет украинской компании — той самой, что героизирует «Киборгов», чьи сотрудники поносят Путина, Россию и Минкультуры заодно.
И которые платят налог на войну, и мечтают купить танки в Харькове, чтобы в АТО все получилось хорошо для украинской армии.
Той самой конторе, директор которой, насколько мне удалось найти, поставил на заставку украинский флаг на Красной площади.
Если все это уже не произошло…

Ведь техники в фильме о подвиге панфиловцев будет немало, а эта украинская компания как раз качественно прорисовывает технику и создает спецэффекты. И опыт совместной работы с этой компанией у «Гайдзинов» уже есть, и оценен ими позитивно. И в рекламируемом «Гайдзином» ролике про создание кино «War Thunder Победа за нами» прямо говорится о желательности совместной работы «Гайдзина» с этим украинским подрядчиком в будущем.
Отчего бы «Гайдзину» не повторить тот опыт, особенно если удастся заткнуть рот чересчур любознательному блогеру Бельтюкову – чтобы впредь не мешал?

А что сотрудники той украинской компании фактически оплачивают АТО в Донбассе, а «Film.ua», в состав которой их компания входит, героизировала «Киборгов» по заказу Минобороны Украины – так, кто об этом в России знает?

Чем не реалистичная версия возможного ближайшего будущего?

Только вот, меня при этом беспокоит еще один момент: завтра эта же украинская компания с такими же красивыми спецэффектами может создать фильм о том, как трудно было немецким танкистам убивать панфиловцев… Судя по настроениям ее сотрудников к России, а также исходя из политической ситуации на Украине, это совершенно не исключено.

 

Что делать?

Считаю такое положение вещей бомбой, заложенной под память о Великой Отечественной войне, если это вообще не идеологическая диверсия.

Это даже не абсурд, а гораздо хуже – когда Следственный Комитет России возбуждает уголовные дела по военным преступлениям в Донбассе, а компания господина Юдинцева фактически финансирует, пусть и не напрямую, и, формально, в рамках закона, тех, чьи представители такие преступления совершают.

Считаю, что руководитель компании «Гайдзин», который уже почти год отмалчивается по вопросам, которые я ему задавал, в связи с обстоятельствами создания ролика «Победа за нами», должен ответить: давление на блогера Бельтюкова, с целью убрать из эфира все его изыскания целиком, включая информацию о подрядчиках ролика, и о якобы имеющих место политических амбициях руководителей компании «Гайдзин» – это инициатива юристов компании за спиной господина Юдинцева, или приказ самого Антона Юдинцева?

А инициатива отдать ролик в производство людям, которые стоят на антироссийских позициях и поддерживают АТО, причем и материально, и идейно – чья?

Будут ли перечисляться, или, может быть, уже были перечислены деньги на Украину этой или подобной компании при создании фильма «28 панфиловцев»?

 

Считаю, что ответы, а главное — поведение господина Юдинцева, как раз и прояснит ситуацию.

Считаю, что ему пора или принять на себя ответственность за фактическое спонсирование АТО и поддержку структур, героизирующих «антитеррористическую операцию» украинских военных в Донбассе через перечисление денег украинской компании POSTMODERN, входящей в корпоративную структуру организации Film.ua, или определить виновных в этом и рассказать о мерах, которые к ним применены к этим людям.
В ситуации с блогером Федоровым Юдинцев именно так и поступил – вмешался, прекратил травлю блогера и наказал виновных – почему я и полагаю возможным такое решение. Есть, на мой взгляд, некоторая вероятность, что господин Юдинцев попросту еще не понял, что стал жить и работать в публичном поле, где не юристы-формалисты, а исключительно решение проблем по существу способно обеспечить успешность компании. А решение проблем по существу несовместимо с формалистикой и затыканием рта тем, кто пытается докопаться до правды.

Впрочем, посмотрим. Я не готов давать прогнозов по поведению Юдинцева, поскольку лично с ним не знаком, а поведение его компании вызывает у меня уже даже не оторопь, а желание раскапывать их, как говорится, до самых кимберлитовых трубок и показывать публично.
Дабы общественность сама вынесла вердикт о том, с чем мы имеем дело: все же, с пророссийски настроенными коммерсантами, которые не справились с болезнями роста компании и не поняли, что делают, финансируя украинских разработчиков? Или же с идеологическими диверсантами, конечная цель которых – дискредитация патриотической работы в России самым опасным способом – изнутри?

После находок, которые я здесь показал, эта проблема для меня теперь уже из ряда идеологического противостояния на теме памяти погибших в Великой Отечественной войне. А за память погибших в Великой Отечественной войне я буду биться на всех уровнях, если потребуется – то и с привлечением правоохранительных органов России, и даже в Европейском суде.

Кроме того, я считаю, что категорически необходимо получить от Юдинцева четкий и однозначный ответ о том, будет ли украинская компания задействована и в создании фильма «28 панфиловцев», где участвует 30-миллионный грант Минкультуры РФ.

А если господин Юдинцев решит опять отмолчаться – считаю необходимым поставить вышеперечисленные вопросы перед вице-премьером Дмитрием Рогозиным, Министерством культуры РФ и лично Министром культуры Владимиром Мединским – в идеологическом плане, а также перед Генпрокуратурой РФ и Генеральным прокурором России Юрием Чайкой – в правовом.

Евгений Ющук,
Профессор УрГЭУ, эксперт по Конкурентной разведке

Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.